Самооценка подростка. Узнать себя

Людмила Петрановская семейный психолог

До какого-то возраста представление ребенка о себе складывается только из того, что он слышит от окружающих, сначала родителей, потом учителей и сверстников. Мама сказала, что я умница — значит, так оно и есть. Папа называет принцессой — верю, что я принцесса. Значимы не только слова — взгляды, улыбки, восхищенное: «Ого! Это ты сам сделал?!».

Если окружающие говорят другое: «у тебя руки не из того места», «на кого ты похож вообще?», «почему ты вечно везде свинячишь?» — ребенок, возможно, расстроится, но примет к сведению, как данность. У него пока нет критичности, нет опыта, нет видения себя, чтобы ответить: «ну, нет, мне кажется, ты преувеличиваешь» или «может, у меня и есть недостатки, но в целом я вполне симпатичный/умелый/хороший». Даже не всякий взрослый умеет не разрушаться от критики, не пускать внутрь себя чужие обидные, обесценивающие слова. А ребенку лет до 10–11 и вовсе с этим не справиться.

Людмила Петрановская

семейный психолог

Поэтому очень важно, чтобы в этот докритический период жизни был создан «стратегический запас» позитивного видения себя.

Младенца мы хвалим и восхищаемся им просто так, ребенку постарше важно, чтобы мы не отделывались общим «молодец», а оценили его результат или его усилия. Ему важно нам нравиться, важно расти с ощущением, что мы рады ему, рады, что он у нас есть и что он такой, какой есть. А мы его, конечно, любим, но так хочется, чтобы у него все было самым лучшим образом. Чтобы он был самым успешным, самым красивым, самым умным. И ведь он почти такой — только вот….. немного бы ему измениться тут, тут и тут еще. Ведь мы знаем, как для него лучше. И начинается: упреки, уговоры, диеты чуть ли не с пяти лет, развивающие занятия через силу, внушения про то, «каким ты должен быть». Мы порой сами не понимаем, как много дети слышат от нас оценивающих высказываний про свою внешность, поведение, характер, способности. И все больше с интонацией недовольства и разочарования, или с недобрым смехом: «Ну, с твоей фигурой, конечно, только снежинку изображать… Робототехника? Представляю, что ты там изобретешь. Наконец, робота для вытирания носа?» Все это попадает прямо в душу — ведь защитного барьера критичности пока нет. И формирует основу видения себя.

У ребенка впереди долгие годы, и в жизни он тысячи раз будет чувствовать себя незнающим, нелепым, некрасивым, «не таким», будет проигрывать, сталкиваться с отказом и отвержением. Вот в эти моменты будет очень кстати, если в самой глубине, в основе его представления о самом себе он сможет найти мамино «умница», папино «принцесса», бабушкино «Это ты сам?!», а еще «Во даешь!» от лучшего друга и «Смотри, ты постарался и справился!» от первой учительницы. Этот золотой запас поможет в тяжелые минуты не провалиться в отчаяние, не сдаться, даже если все будет очень плохо. Представление о себе, как о «вполне хорошем, таком, как надо» станет его жилетом безопасности в житейских бурях.

Важно не упустить эти возможности, поскольку магия родительских слов не вечна.

Ребенок растет, становится подростком. И вот уже на свое «Ты у нас красавица!» мама с папой могут услышать: «Что вы врете? Я страшная!» или «Вы это говорите просто потому, что я ваш ребенок, чтобы меня не расстраивать». Родительские слова перестают восприниматься как истина в последней инстанции — как слова критические, так и слова поддержки. Теперь у человека есть свое мнение, он сам себя оценивает, и на первых порах может делать это очень жестко.

Все идет по плану. Одна из главных задач подросткового возраста: узнать себя, научиться видеть себя независимо от оценок окружающих. Ценить и сохранять свою идентичность, не дергаясь в попытках всем нравиться и немедленно меняться в ответ на любую критику. А с другой стороны — быть способным извлечь из критики то, с чем ты сам согласен, что для тебя полезно. Только вот дается это очень непросто.
Подросток — максималист, он сравнивает себя с идеалом, а когда видит, что на идеал не тянет, проваливается в бездну стыда и отчаяния. Ему не хватает жизненного опыта, что «держать масштаб» и помнить, что все меняется и проходит, и прыщи на носу не будут вечными, любой скучный урок имеет конец, а школьная несчастная любовь — не последняя любовь в его жизни. У него пока нет навыка видеть ситуацию со всех сторон: ноги у меня может быть и не самые длинные, зато сильные и крепкие, нос великоват, но зато волосы густые, в меня не влюбляются пачками, зато прислушиваются к моему мнению. Нужно, чтобы абсолютно все было так, как хочется — иначе все плохо. У поростка пока небольшой багаж решенных проблем, поэтому любой недостаток, реальный или мнимый, кажется ему непреодолимыми, или требующим каких-то совсем радикальных мер. Чтобы похудеть — надо совсем перестать есть, чтобы очистить кожу — стереть ее до красноты, чтобы не вести себя неловко — перестать общаться, чтобы не написать контрольную плохо — совсем на нее не пойти. Большая часть подростковых неприятностей, а иногда и серьезных проблем, связана именно с таким радикальным подходом ко всему.

Особенно тяжело бывает детям, которые чувствуют большой груз родительских ожиданий или в детские годы постоянно подвергались критике. И для тех, и для других может быть очень страшно «не вытянуть», «не соответствовать», разочаровать. Они начинают «подстилать соломки», чтобы было не так больно падать — заранее считать себя никчемными. Любая рядовая неудача это видение еще больше подкрепляет — и формируется устойчиво заниженная самооценка, с которой потом приходится жить годами, и иногда удается ее изменить только с помощью психотерапевта.

Чем подростку может помочь родитель? Прежде всего, спокойствием и уважением. Вы не можете, просто сказав какие-то слова, повысить его самооценку или избавить от неуверенности в себе. Но вы можете поддерживать и верить в него, можете быть собеседником, с которым есть возможность поговорить, не боясь нарваться на непрошенный совет или критику, или утонуть в потоке родительской тревоги. Нет смысла убеждать подростка, что «все это ерунда», лучше спросить, что он собирается делать, чем ему можно помочь. Иногда помощь — это визит к косметологу или к психологу. Иногда — забота, как в детстве: побаловать любимой едой, посмотреть вместе кино. Иногда рассказ о своем опыте. Иногда прямая защита — например, в случае травли в школе или оскорблений со стороны учителя. Мы не можем сделать за ребенка его работу по становлению личности, но мы можем быть рядом, быть доброжелательным и сочувствующим свидетелем его взросления. И тогда он обязательно разберется со своей самооценкой.

Другие статьи

Дружба между девочками

Чтобы заглянуть вглубь этой темы, мы поговорили с девочками из разных стран мира о том, что важнее всего для них — их друзьях.

7 минут для чтения

Женщины в средствах массовой информации: переоценка стереотипов

Наш список увлекательных активностей позволит вам взглянуть по-другому на существующие стереотипы.

5 минут для чтения

Непростое письмо: как справиться с обидчиком

Если Ваш ребенок столкнулся с травлей в свой адрес.

4 минуты для чтения

Поддержка личного стиля в условиях давления со стороны сверстников

Как помочь своей дочери противостоять негативному давлению со стороны сверстников, и как оставаться верной своему уникальному чувству стиля.

4 минуты для чтения

Позитивное самосознание

О необходимости относиться с уважением к различным типам красоты и развивать позитивное самосознание.

4 минуты для чтения

Слова поддержки: как Вы можете оказать содействие своему ребенку

Рассказ о своем жизненном опыте, мудрые слова и слова поддержки помогут вам наладить взаимопонимание и процесс общения с ребенком.

5 минут для чтения

Что такое низкая степень уверенности в своем теле?

Низкую степень уверенности в своем теле довольно сложно распознать, и еще сложнее ее побороть.

4 минуты для чтения

«Ты красивая, похудеть бы только»: правила воспитания девочек

Чтобы разобраться, «Мел» и Dove пригласили Евгению Богданову — психолога и основателя проекта «Токсичные родители».

6 минут для чтения

«Да кто тебя такую замуж возьмёт»: токсичные фразы, которые слышат девочки

Вместе с психологом, педагогом, подростком и мамой девочки выясняем, как можно выразить свои чувства иначе.

7 минут для чтения